Обойти грозу

Отрывок из романа «Время оборотней»



Боинг

 

Ближайший рейс в Киев был только через три дня, поэтому Алексей с Инной решили возвращаться в родной Слобожанск через Москву, регулярным рейсом авиакомпании Аэрофлот.

Когда они заняли свои места в эконом-классе «Боинга-767», Алексей, заметив, что Инна нервничает, стал развлекать ее анекдотами на авиационную тему, на память правда приходили в основном анекдоты в стиле черного юмора, вроде такого:

Командир экипажа диспетчеру: «У нас горят оба двигателя и сейчас отвалится крыло — что делать?»
Диспетчер: «Повторяйте за мной — Отче наш иже еси…»
— А веселее у тебя в запасе ничего нет? — поинтересовалась Инна.
— Есть: беседуют в самолете две блондинки — одна говорит другой: что ты все о самолетах, да о самолетах — с поездами тоже аварии бывают. Вот шел как-то поезд, а в него самолет врезался…
— Кхм, — хмыкнула Инна — Ты что, издеваешься надо мной?
— Нет, — возразил он, — ты же не блондинка. А что касается черного юмора — проверено: он отлично снимает напряжение, особенно в экстремальных ситуациях.
— Может ты и прав, — согласилась она.

«Уважаемые дамы и господа! Командир корабля и экипаж рады приветствовать вас на борту нашего самолета…» — раздался в салоне усиленный микрофоном приятный голос стюардессы.

Прослушав стандартное приветствие и информацию о предстоящем полете, все пассажиры по требованию стюардесс пристегнули ремни и самолет пошел на взлет. Вскоре ровное гудение двигателей перешло в грозный рев — огромный лайнер вздрогнул и, набирая скорость, понесся по взлетной полосе. Разогнавшись до предела, самолет мягко оторвался от земли и стал уверенно набирать высоту.

Когда табличка «Пристегнуть ремни» погасла, притихший во время взлета народ загалдел, стюардессы начали разносить прохладительные напитки. В салоне постоянно слышался негромкий шум голосов на фоне успокаивающего ровного гула турбин. Удобно устроившиеся в креслах Алексей с Инной беззаботно дремали почти весь полет, пока самолет вдруг сильно тряхнуло. Инна встревоженно посмотрела в иллюминатор — небо за бортом потемнело от надвигающего на них грозового фронта, в котором, как в кипящем котле клубились черные облака, пронизанные ломаными линиями огненных молний, освещавших набрякшие тучи изнутри таинственным пульсирующим светом.
— Потрясающее зрелище! — поделилась она своими впечатлениями с Алексеем.
— Да уж, на земле такое не увидишь… — отозвался он.

Тем временем болтанка усиливалась. В салоне тревожно загорелась табличка «Пристегнуть ремни», работавшие на полных оборотах двигатели надрывно взревели и нос «Боинга» начал задираться вверх.
— Решили, видно, обойти грозу сверху, — прокомментировал Алексей происходящее Инне. Вряд ли он был бы так спокоен, если б он знал, какая неразбериха царила сейчас в кабине пилотов, мат и крики которых беспристрастно фиксировал «черный ящик».

Поняв, что грозовой фронт обойти не удается, командир экипажа запросил у диспетчера разрешение подняться на более высокий эшелон, причем уже в тот момент он сомневался в том, сможет ли подняться на такую высоту: «еще хрен наберем его» — сказал он диспетчеру, тем не менее начал набор высоты при запредельном угле атаке.

Когда командир корабля доложил диспетчеру, что борт занял затребованный эшелон, второй пилот заметил, что самолет снижается.
— Куда снижаемся?! Ставь номинал! — закричал командир.
— Есть номинал, — ответил ему бортинженер, однако турбинам явно не хватало мощности — из-за нехватки кислорода начался «помпаж» двигателей и «Боинг» сорвался в плоский штопор, но экипаж пока не замечал, что их самолет падал, как осенний лист, хвостом вниз, вращаясь вокруг своей оси.

В лобовое стекло бил град и многотонный лайнер болтало, как былинку. При ослепительном блеске молний пилоты лишь видели бушующие в середине грозовой тучи воздушные потоки, огромные, как водопады, они с головокружительной быстротой то низвергались вниз, то устремлялись вверх. Все вокруг словно закипело. Воздушный корабль то подбрасывало на сотни метров вверх, то швыряло вниз.
— Ну ни хрена себе шарашит, — с трудом удерживая штурвал, проворчал командир.
— Мама не горюй… — покачал головой второй пилот.
— Еще и град, в бога душу его мать… — в сердцах выругался командир. — Васек, — обратился он к штурману, — в сторону можно куда еще от этой долбанной грозы отойти?
— Нет, — ответил помрачневший штурман.
— Передайте, что мы снижаемся, и у нас сильная болтанка, черт бы ее побрал… — сказал командир.
Второй пилот сообщил диспетчеру, что они снижаются, и в это время в кабине в который раз пропищал сигнализатор запредельного угла атаки, который срабатывал, когда самолет слишком сильно задирал нос.
— Спокойно, — сказал экипажу командир. — За кренами смотрите.
— Номинал, — ответил ему второй пилот.
— Блин, генераторы вылетают, — сообщил бортинженер. — Помпаж. Снижаемся. Командир, помпаж!
— Скорости смотрите, скорости! — выкрикнул командир.
— Ну, упала чуток, — отозвался штурман.
— Да нет, нормально, — возразил второй пилот.
— На себя тяни, на себя, — сказал ему командир. — Штурман, твою мать, какой курс?
— Мы только кружимся, — обескураженно ответил тот.
— Снижаемся… Снижаемся… Кажется, это плоский штопор, — запаниковал второй пилот. — Что делать, командир?!
— Высота какая? Какая высота?! — спросил командир.
— Высота 3000, Вань, 3000! — ответил ему штурман.
— Ё-мое! — воскликнул командир.
— Падаем! — закричал бортинженер.
— Боже мой... — вымолвил побелевший как мел второй пилот.
— Не паникуй, Андрюха! А ну давай от себя! — приказал второму пилоту командир.
— Так мы ж итак падаем? — недоуменно переспросил тот.
— Твою мать, я же ясно сказал: от себя! — заорал командир. — Только так мы можем набрать нужную скорость и выйти из штопора! Ты меня понял, блин?!
— Понял, командир. Даю от себя…

«Боинг» клюнул вниз и вошел в крутое пике. И пассажиры и стюардессы решили что это уже все, конец…

— Леша, неужели мы сейчас все погибнем? — судорожно вцепившись в него, спросила Инна.
— Нет. Этого не может быть, потому что этого быть не может, — погладив ее волосы, как можно спокойнее ответил Алексей, и действительно он твердо верил в то, что ничего страшного с ними не случится. После того, что ему удалось живым вернуться с Эвереста, не получив даже обморожений, просто невозможно было поверить в то, что они разобьются на этом пикирующем «Боинге».

В кабине же пилотов напряжение достигло апогея.
— А теперь давай на себя, на себя, на себя! Андрюха, тяни на себя! На себя, Андрюха!!! — истошно кричал командир второму пилоту, с ужасом наблюдая, как неотвратимо стремительно к ним приближается земля…
Две тысячи метров — выйти из пике не удается, тысяча семьсот… тысяча пятьсот… тысяча двести… девятьсот метров… семьсот… и только когда уже до земли оставалось чуть более четырехсот метров нос самолета начал подниматься и на трехстах метрах пикирование перешло в горизонтальный полет.
— Теперь взлетный! — смахнув со лба пот, скомандовал командир.
— Есть взлетный! — живо откликнулся бортинженер.

Задрожав всем корпусом, «Боинг» на взлетном режиме вырвался из сплошной стены ливня на голубой простор ясного, безоблачного неба и тут же кабина и весь салон самолет озарились солнцем. Никогда еще Инна, да и остальные пассажиры так не радовались солнцу, как сейчас. Набрав крейсерскую скорость, самолет поднялся на заданный диспетчером эшелон. Старшая стюардесса, как ни в чем не бывало поведала пассажирам о температуре за бортом, и в Москве, прибытие в которую ожидалось через пятьдесят минут.
— Ну, и что это было? — придя в себя, спросила Инна у Алексея.
— Высший пилотаж, — ответил тот. — О, у меня есть по этому поводу анекдот.
— После того, что мы чуть не разбились, ты еще способен травить анекдоты? — поразилась его самообладанию Инна.
— Чуть не считается, — отмахнулся он. — Короче, слушай анекдот: один летчик-истребитель перешел в гражданскую авиацию. Однажды пилотирует он Ту-154, вдруг видит рядом какой-то самолет пристроился. Ну, он вводит тушку в крутой вираж, делает полубочку, идет в штопор, выводит у земли самолет из пике и свечкой взлетает вверх. «Ушел», — облегченно думает он. Тут в кабину на карачках вползает стюардесса: «Командир, если следующим упражнением собираетесь заняться ковровым бомбометанием, то у пассажиров накопилось довольно много того, что можно использовать в качестве бомб...»
— Лешка, ты неисправим! — усмехнулась она. — А насчет высшего пилотажа, то выписывать такие фигуры на пассажирском самолете, как сейчас было, — это, круто, конечно. Но с меня таких «американских горок», на сегодня, пожалуй, хватит. В общем, из Москвы давай поедем домой лучше на поезде. Как говорят, тише едешь, дальше будешь.
— На поезде, так на поезде, — согласился он.

Рейс Пекин-Москва благополучно приземлился в Шереметьево-2. Командир экипажа за этот рейс поседел…

© Александр Ковалевский. Отрывок из романа «Время оборотней» 


P.S.

Приведенные переговоры экипажа — расшифровка «черного ящика», разбившегося под Донецком ТУ-154. В художественном же произведении во власти автора спасти попавший в грозу авиалайнер, что я и сделал в своем романе.

Писатель Александр Ковалевский. Время оборотней. Издательство Клуб Семейного Досуга  Александр Ковалевский 7 книга ВРЕМЯ ОБОРОТНЕЙ
Александр Ковалевский

Писатель Александр Ковалевский







Обновлен 19 мар 2013. Создан 01 дек 2011